ФЭНДОМ


Первый сезон

«Конечная остановка — Вена»

Секретарша Шпитцера / Мозер:
   «... — О, Господи, имею ли я право показывать вам всё это…
         — Имеете, имеете… Это же лучше звучит, чем "обязаны"
?..»

Хёллерер / Мозер:
   «... — А это что такое?
         — Как что? Не видишь — собака...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Если ты будешь искать печенье… В общем, я его съел.
         — Ну и как, вкусно?
         — Замечательно.
         — Это было печенье для собак...
»

«Безупречное убийство»

Мозер / Граф:
   «... — Совсем забыл, я себя целый день плохо чувствую.
         Да ещё и к врачу не попал… Может, осмотришь меня?
         — Что, я?
         — Да. Ты же врач.
         — Патологоанатом.
         — Так радуйся, что можешь заняться живым человеком.
         — Как хочешь…
         — Только никакой жестокости, ладно?
         — Послушай, я не привык, что меня учат мои пациенты...
»

Штокингер:
   «... — Рихард, может скажешь своему псу, что я не кость?...»

Штокингер / Мозер:
   «... — Я думал, ты заболел.
         — Я был болен, но меня осмотрели и ничего не нашли.
         — Но ты сказал, что пошёл к медэкспертам.
         — Я там и был. Ведь доктор Граф — медик, не так ли?
         Только нужно следить, чтобы он ничего не перепутал...
»

Макс Кох:
   «... — Как говорил один мой знакомый судмедэксперт:
         "Если бы на могилах убитых горели свечи, ночью на кладбище было бы светло как днем"...
»

«Бегство в смерть»

Мозер:
   «... — Алло, Штокингер? Я так боялся, что это ты...»

Мозер / Граф:
   «... — Доктор, давненько ты меня так радостно не встречал.
         — Когда я встречаюсь с тобой, у меня появляется куча работы...
»

«Убийства пожилых дам»

Штокингер / Мозер:
   «... — С каких пор ты обманываешь старых женщин?
         — С тех пор, как их внуки становятся убийцами...
»

«Танец на вулкане»

Штокингер / Мозер:
   «... — Мой ботинок пропал.
         — Смотрите, как растёт преступность, теперь даже у нас вещи пропадают...
»

Хёллерер, Штокингер и Мозер:
   «... — Если коллега Штокингер найдёт свой ботинок, то тоже может к нам присоединиться.
         — Он же не мог испариться!
         — Давай, Рекс. Покажи ему, где ты спрятал ботинок.
         — Да, где мой ботинок?
         — Давай, Рекс. Как это будет выглядеть, если он будет ковылять за нами?
         К тому же, у него на носке дырка...
»

Мозер / Штокингер:
   «... — Подонок! Я бы пошёл туда и…
         — Рихард! Без эмоций, как ты сам мне всегда говоришь...
»

«Убийство в Шёнбрунне»

Штокингер / Мозер:
   «... — Ты считаешь, он убил её здесь?
         — Вполне может быть, но… Где её платье и сумочка?
         — Быть может, их просто не было?
         — Штоки, ты со многими женщинами общаешься?
         — Только с женой.
         — Вот именно.
         — Что ты хочешь этим сказать?..
»

Мозер / Свидетельница:
   «... — И чем же этот человек показался вам подозрительным?
         — Да уже одним своим видом: небритый, с длинными волосами — весь какой-то
         неухоженный. Эти уголовники, они ведь все на одно лицо.
         — Правда? То есть, я хотел сказать, может быть, вы опишете его поточнее?
         — Ну… Он был такой… Пожалуй, он чем-то на вас похож...
»

Мозер / Штокингер:
   «... — А как он выглядит, этот доктор Фухс?
         Он именно такой, каким я его себе представлял… Э… Высокого роста…
         — Есть сходство?
         — Это он! Откуда у тебя эта фотография? Нашёл у неё в сумочке?
         — Нет, в спальне, которую ты обыскал.
         — Если я её не нашёл, то она, наверное, была в стене замурована...
»

«Диагноз: убийство»

Граф, Вернер и Мозер:
   «... — Рихард, разреши, я вас познакомлю: инспектор Мозер,
         доктор Вернер — наш патологоанатом.
         — Очень приятно.
         — Мы с ним вместе учились.
         — Так это у него ты всегда списывал?
         — Скорее, наоборот.
         — Вот как… А я с однокурсниками встречаюсь только когда у меня дела в тюрьме...
»

Мозер:
   «... — Рекс, мне надо идти. Не нервируй Штокингера и не
         трогай его тапочки — они у него единственные...
»

«Тихий дом»

Мозер / Штокингер:
   «... — Это ты тут всё раскидал?
         — Нет, не я. Может быть, та девушка, которая вышла из твоей квартиры?
         — Какая девушка?
         — Вижу, ты бурно встречал Новый год...
»

Мозер / Штокингер:
   «... — Когда ты пойдёшь мимо ванны, включи, пожалуйста, воду. Только не слишком холодную.
         — Хорошо, я включу горячую.
         — Только не слишком горячую!..
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Почему именно первого января столько всего случается?
         — В сочельник все немного сходят с ума.
         — Точно. По твоей квартире это было очень заметно...
»

Штокингер / Хёллерер:
   «... — Такого я ещё не видел. Чтобы культурный человек ночевал в ванной…
         — Разве я говорил, что я культурный человек?
         — По мне, дома можешь спать хоть в унитазе. Но в квартире руководителя группы
         это некрасиво. А что, если бы тебя увидела та девушка, которая была у него в гостях?
         — Она меня видела, когда заходила в ванную. И я её тоже.
         — Какое моральное разложение! Неудивительно, что преступность так выросла...
»

«Амок»

Штокингер / Мозер:
   «... — Вот в чём дело. Ты научил собаку таскать у меня завтраки?
         — Ему надоело пугать одного меня.
         — Очень интересно. А что с моей булкой?
         — Булку надо было отдать мне, а ты должен был его только напугать.
         И что мне теперь с этой булкой делать?
         — Ну что ж, купишь мне две булки с колбасой: одну за моральный ущерб,
         а другую — за материальный. И чтоб с огурчиками...
»

Мозер, Штокингер и Хёллерер:
   «... — В какой он больнице?
         — В клиническом центре. Номер телефона знаю наизусть.
         Мне там делали операцию на желудке.
         — Нечего хвастаться своей операцией — мы здесь все язвенники.
         — Мне тогда швов наложили двенадцать сантиметров...
»

Штефан Ланц / Мозер:
   «... — Мы решили, что никто не будет изменять. Никаких близких отношений вне нашего круга.
         Я единственный, кто соблюдал правила игры. Они все — мои враги.
         — Ты ошибаешься. Другие могли быть такой же невинной жертвой, как и ты.
         — Моя жизнь была прекрасна, а сейчас всё позади! И теперь мне плевать,
         кто из них заразил меня!..
»

Мозер / Штефан Ланц:
   «... — Звонили из больницы. Твоя ВИЧ-реакция отрицательная!
         Второй анализ дал отрицательный результат!
         — Это ложь. У меня СПИД! У меня СПИД!
         — Второй анализ был отрицательным!
         — Это неправда. Это неправда. Это ложь! Пожалуйста, это ложь! Скажите, что это ложь!..
»

«Золотая медаль»

Штокингер / Мозер:
   «... — Что теперь будем делать? Ты спятил?
         — Ты что, в детстве подвалов не взламывал? Или дверей?
         — Нет, я рос, как нормальный ребёнок.
         — В этом тоже есть свои плюсы...
»

«Мишки-убийцы»

Штокингер / Мозер:
   «... — Доброе утро, Рекс. Сделай вид, будто меня здесь нет.
         Я должен был догадаться, что это не поможет.
         — Штоки, оставь Рекса в покое!..
»

Мозер / Штокингер:
   «... — Рекс, что это ты принёс?
         — Только не надо говорить обо мне, как об обглоданной косточке.
         Кстати, я принёс булочки с колбасой.
         — Что? Рекс, немедленно отпусти Штоки. С тем, кто приносит тебе угощение,
         нужно быть вежливым...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Как поживает твой гипс?
         — А что с ним может случиться?
         — Я просто так спросил. Между прочим, мне приходилось бывать в таком же положении.
         Хуже всего — зуд.
         — Правда?
         — Пытаешься почесаться, но это невозможно. Стараешься не думать о том, что чешется,
         но всё равно чешется, просто кошмар какой-то.
         — Прекрати сейчас же, или пойдёшь гулять с собакой.
         — Всё, я уже молчу...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Вот, ешь суп. Тебе нужно нормально питаться: есть здоровую пищу...
         — Здоровую пищу? Которую приготовил ты?..
»

Макс Кох:
   «... — Я, когда работал в полиции, тоже как-то во время расследования свалился с лестницы.
         Правда, на такую часть тела, которую невозможно сломать...
»

Макс Кох / Мозер:
   «... — Что у тебя творится? Тут нужна женщина.
         — Нет-нет, молчи! Он ужасно ревнует, когда слышит слово «женщина».
         Ещё испугается и унесёт у меня всё бельё!
         — А что он с ним делает?
         — Стирает...
»

«Принеси мне череп Бетховена»

Штокингер / Мозер:
   «... — Там в гробу нашли труп!
         — И что в этом необычного?..
»

Мозер / Штокингер:
   «... — Такие дома я называю «больше никогда».
         — Потому что там больше никогда не будет ремонта?
         — Нет, я вырос в таком доме. Пришло время переезжать,
         и стоя перед домом, я сказал себе «Больше никогда»...
»

Мозер / Граф:
   «... — Привет, Лео. Ночью здесь ещё неприятнее, чем днём. Скажи,
         ты не боишься, что из-под простыни тебя кто-нибудь схватит?
         — Мёртвые ничего не сделают, бояться надо живых...
»

Мозер / Граф:
   «... — Что скажешь по поводу истории с Бетховеном?
         — Нечасто бывают такие известные пациенты...
»

Штрассер:
   «... — Верните мне деньги, и сейчас же. Если будете хитрить, то отправитесь
         по тому же адресу, что и господин Бетховен...
»

Грубер / Мозер:
   «... — Я об этом ничего не знаю, спросите Немеца.
         — К сожалению, он сейчас очень молчалив...
»

Мозер:
   «... — Как мне вас арестовать: по подозрению в убийстве или за грабёж могилы?
         Что предпочтёте?..
»

Мозер:
   «... — Рекс, можешь погулять по магазину, только не покупай ничего дорогого...»

Штокингер / Мозер:
   «... — И плохая новость: Хёллерер упустил Лауден. Он застрял в пробке и
         потерял итальянца с Лауден из виду.
         — Что? Что?! Поверить не могу! Всё надо делать самому, проклятье,
         потому что вы думаете только о жратве!..
»

Штрассер / Мозер:
   «... — Ни с места! Иначе я брошу череп.
         — Знаете, моя работа — ловить убийц, а не спасать культурные ценности...
»

Штрассер / Мозер:
   «... — Вы знаете, какую шумиху вызвала эта кража. Вы хотите нести ответственность,
         если с черепом что-то случится?
         — Если это помешает вам спасти свой череп, то да...
»

«Под улицами Вены»

Мозер / Штокингер:
   «... — Штокингер! Где ты?
         — Там, где больше всего воняет!..
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Рихард, посмотри, что делает Рекс.
         — Этому его научил прежний хозяин. Такая стойка означает, что на этом месте лежал труп.
         — Логично, когда речь идёт о гробе.
         — Его дело — предупредить...
»

Штокингер:
   «... — Неудивительно, что об этом уже все знают. Мы проторчали в канализации полдня!
         Хёллерер демонстративно поставил мне на стол дезодорант...
»

«Выстрелы в Рекса»

Каренин / Штокингер:
   «... — Меня зовут Александр Иванович Каренин…
         — И вы брат Карамазова. Придумайте что-нибудь новенькое...
»

МозерБернхарду:
   «... — Господин Каренин платит вам не в рублях?..»

Мозер:
   «... — Теперь Каренин будет путешествовать из тюрьмы до здания суда и обратно...»

Второй сезон

«Безмолвные крики»

Мозер / Биргит:
   «... — Как же вы добрались сюда, почти через весь город?
         — Рекс провёл меня...
»

«Кровавые следы»

Машинист электропоезда:
   «... — Поезд 23:09, только что на 32 километре я сбил человека...»

господин Цаннер / Мозер:
   «... — Скажите своей собаке, чтобы она пропустила меня в дом.
         — Рекс, ко мне.
         — Очень «послушная» собака.
         — Обычно он выполняет команды… Вы оставили открытым газовый кран?..
»

госпожа Нойманн / Мозер:
   «... — Это ваша собака стащила булочку с колбасой?
         — Что? Он не ест булочки с колбасой...
»

Хёллерер / Штокингер:
   «... — Спасибо.
         — Где ты так задержался?
         — Если бы ты не занял парковку у меня под носом, то я уже давно был бы здесь...
»

Принц / Зейдль:
   «... — Скажите, а куда вы деваете повреждённые части?
         — Режем на куски.
         — Прекрасно. Ничего не заметно.
         — Да. Выглядит так, будто ничего не случилось...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Нет-нет, Рекс, пожалуйста. У меня новый пиджак. Не надо, Рекс, прошу тебя.
         — Да-а, пиджак новый. Ценник ещё торчит...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — У тебя есть права на вождение грузовика?
         — Уже пятнадцать лет, а что?
         — Ничего, я просто спросил...
»

Штокингер:
   «... — Что у нас тут? Небольшой шантаж?...»

МозерРексу:
   «... — Ну ты, беглец! Зачем ты запрыгнул в кузов машины? Где ещё увидишь такое?!
         Сколько раз я тебе говорил, что… Нет, ты отлично всё сделал.
         Отправляемся в офис, а потом домой...
»

«Убийственное лето»

Штокингер / продавец:
   «... — Скажите, пожалуйста. Есть у вас и другие принадлежности для подводного плавания?
         Водолазные костюмы, баллоны и тому подобное.
         — Вы из налоговой полиции?
         — Нет. А что, похож?
         — Да...
»

«Смертельный соблазн»

Штокингер / Мозер:
   «... — Не ворчи, ведь это не я убил его. Если бы Хёллерер не был в отпуске,
         ты мог бы приехать позже.
         — Не наговаривай на него, ведь это ты позвонил мне. Это ты помешал мне поближе
         познакомиться с милой, симпатичной женщиной.
         — Рекс уже давно поступает с тобой так.
         — На самом деле? И что же?
         — Ничего...
»

Макс Кох / Мозер:
   «... — Я совершенно не хочу волноваться. Жизнь и без того полна волнений.
         — И что ж здесь волнующего?
         — Посмотри на эту порцию гуляша: когда я его ем, я могу спокойно заразиться либо чумой,
         либо бешенством. Одно из двух. А это достаточный повод для волнения.
         Жизнь так же опасна, как эта маленькая порция гуляша.
         — Всё равно вкусно...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Как тебе удалось уговорить Коха посидеть в парке?
         — Как всегда: я сказал ему, что это в последний раз и что я к нему
         больше никогда не обращусь.
         — Мог бы придумать что-нибудь поновее.
         — Но ведь сработало...
»

«Смерть в маске»

Штокингер / Хёллерер:
   «... — Такого не бывает. Не мог же он просто исчезнуть.
         — Что ты опять ищешь?
         — Пропал бутерброд с колбасой.
         — Ты, наверное, уже съел его и забыл об этом.
         — Если бы я съел его, то у меня расстроился бы желудок, а он у меня в порядке.
         — Ещё расстроится.
         — Можете убеждать меня, что у вас тут чёрная дыра, в которой исчезают мои бутерброды...
»

Штокингер, Мозер и Хёллерер:
   «... — Хорошо, но это означает, что нам всё нужно начинать сначала.
         Как ты вообще до этого додумался?
         — У моего знакомого ветеринарного врача точно такая же сумочка, как у Хоффнер и Вильке
         — Значит, твоя врачиха была у тебя
         — Кто сказал, что она была у меня?
         — Рихард, не придирайся, улики говорят против тебя: ты опоздал, выглядишь невыспавшимся,
         Рекс ложится и тут же засыпает, наверное, всю ночь тебя караулил, так?
         — Ждём вашего чистосердечного признания, господин Мозер.
         — До вас ещё не дошло?
         — Так было или нет?
         — Было, есть…
         — Да?
         — Мы перешли на «ты», ясно? Этого вам достаточно?
         — Штоки, перед нами классический образец выносливости. Из него мы ничего не вытянем.
         — Когда я в следующий раз буду у него, я посмотрю на дверь в спальню.
         Если на ней будут царапины от когтей Рекса, тогда всё ясно...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Хороший ход ещё раз выложить ему историю о Хоффнер под конец.
         — Ты тоже был на высоте, Штоки.
         — Вот как?
         — Я начинаю тебя побаиваться...
»

Мозер / директор салона красоты:
   «... — Женщина, которую вы видели, выглядела так же, как эта?
         — Да.
         — Вы совершенно уверены в этом?
         — Ну, может, чуточку не так, но это вполне могла быть она.
         — Спасибо, госпожа Штокингер, можете выйти.
         — Но ведь это же мужчина...
         — Что вы... Ах да...
»

«Слепой свидетель»

Штокингер / Мозер:
   «... — Скажи, это ты так храпишь?
         — Нет. Это собака, которая объелась в отеле...
»

«Опасная охота»

Мозер:
   «... — Удавил бы того, кто изобрёл телефон...»

Мозер / Штокингер:
   «... — Что со вторым инкассатором?
         — Откуда ты знаешь, что их было двое?
         — Их всегда двое при крупных денежных перевозках. Из-за мелочи они не стали бы стрелять.
         — Хорошо, ты победил. Их было двое...
»

Штокингер / Хёллерер:
   «... — А где Рекс?
         — Он только что побежал в башню.
         — В башню? А почему ты его не привязал?
         — А как ты думаешь, кто оказался быстрее: он или я?..
»

Эрих Фукс / Мозер:
   «... — Мозер. Я очень хотел бы знать... где ты прятал оружие.
         — Нигде, Эрих. Нигде...
»

Соня Коллер / Мозер:
   «... — Тебе плохо?
         — Да... Это заметил даже ветеринарный врач...
»

«Смерть ребенка»

Мозер / Граф:
   «... — Девочка была изнасилована?
         — Внешних признаков нет.
         — Ну что ж... я еще дам о себе знать.
         — Я в этом убежден...
»

«В знаке сатаны»

Мозер / Штокингер:
   «... — Штоки! Как ты вчера оказался у меня?
         — У меня есть шестое чувство...
»

«Запах смерти»

Мозер / Соня Коллер:
   «... — Всю неделю одна канцелярская работа. Странно, что до сих пор ничего не произошло.
         — Было бы лучше, если б кого-нибудь убили?
         — Конечно, нет, но я и пяти минут не могу посидеть спокойно.
         — В таком случае, может быть, ляжешь?..
»

Мозер / Штокингер:
   «... — После развода я спал на одном матрасе.
         — А до этого у тебя была настоящая кровать?
         — Не такая, как у тебя — резная, со встроенным радио, но всё же...
»

Мозер / Штокингер:
   «... — Спасибо. Что у нас? Нет, ты получишь собачьи кексы, а булочку с колбасой не трогай.
         Рекс? Отдай немедленно! Рекс, отдай булочку! Шути так со Штокингером!
         — Собака всегда похожа на своего хозяина, перенимает его привычки.
         — Плохие привычки у него не от меня. Рекс, ты где?
         — Вон твоя собака. А колбасы нет.
         — А мне? Штоки, оставь мне половиночку.
         — Не дам, ешь кексы. Не дам...
»

Мозер / Граф:
   «... — А ты уверен, что он оказывает сильное эротическое воздействие?
         — Да. Я разговаривал со специалистом по запахам из университета.
         Люди, которые реагируют на этот запах, реагируют очень сильно.
         — Может, и мне купить что-нибудь подобное...
»

Хёллерер / Штокингер:
   «... — По оплате счетов у Бургшталлер не обнаружено ничего особенного.
         Но сюрприз всё-таки есть.
         — И какой? Неужели тебе в банке подарили ручку?
         — Ты будешь слушать или нет?
         — Если ты только скажешь, кто убийца...
»

Венчание Цаунера и Бранднер, священник / Мозер:
   «... — Госпожа Габриеле Бранднер, желаете ли вы по доброй воле и без принуждения взять себе
         в супруги вашего жениха Хуберта Цаунера? Отвечайте, да или нет?
         — Лучше нет. Господин Цаунер, у меня есть ордер на ваш арест...
»

«Похищенный»

Мозер / Граф:
   «... — Расскажи побольше об орудии преступления.
         — Рихард, если бы ты так долго не был моим другом, то я сказал бы тебе, что ты действуешь
         мне на нервы. Дай мне работать, тогда я буду знать больше. И смогу тебе больше рассказать.
         — Неплохая поправка...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Ну вот, теперь я понимаю.
         — Если ты понял, то Рекс точно поймёт...
»

Похититель / Мозер:
   «... — Что произошло?
         — Наказание свыше...
»

«Смертельная доза»

Штокингер / Мозер:
   «... — Рекс! Отстань, отстань! На мне новый костюм, разве не видишь?
         — Рекс, пожалей его новый костюм, иначе мне придётся объясняться с его женой...
»

Мозер / Граф:
   «... — Умер доктор Хаузнер, от сердечного приступа. Проверь, так ли это.
         — Это невозможно, у меня полно дел.
         — Две гаванские сигары.
         — Не могу, попроси Тойбаха.
         — Четыре.
         — Хорошо. Сегодня вечером...
»

«Три секунды до смерти»

Мозер, Хёллерер и Штокингер:
   «... — А она симпатичная, господа.
         — Верно, это даже Штокингер заметил
         — Вот как? Правда? Она тебе нравится?
         — Правда то, что вы идиоты...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Если он увидит тебя на рынке и бросится к тебе, можешь распрощаться с инкогнито.
         Что нам делать в этом случае?
         — Тогда просто скажи ему... «ветеринар»...
»

Штокингер / Мозер:
   «... — Пробуй ключи. Может, подойдут.
         — Они же русские...
»

«По венским крышам»

Штокингер / Мозер:
   «... — Извините за опоздание. Сначала машина не завелась, а потом пассажиры
         в трамвае вывели меня из себя.
         — Самое главное, ты хорошо позавтракал.
         — Да. А что?
         — Ничего. По утрам ты всегда жаришь себе яичницу?
         — Яичницу? Я что-то не припоминаю, чтобы рассказывал тебе об этом.
         — Не рассказывал. Я догадался об этом. Потому что половина яичницы у тебя на фартуке...
»

«Последнее дело Штоки»

Мозер:
   «... — Рекс, где ты? Рекс! Именно об этом я и подумал. Когда ты затихаешь,
         то обязательно пропадает мой ботинок...
»

Граф:
   «... — Нет, никакого прощания. Перед обедом попрощались и тут же ещё одно убийство.
         Что-то я стал суеверным...
»

Штокингер / Хёллерер:
   «... — Рихард всегда говорит: «Кто отчаивается...»
         — «...тот проигрывает». Я знаю эту поговорку...
»

Мозер:
   «... — Лео, нельзя так много курить. Побереги своё здоровье, подумай о своих пациентах...»

Мозер / Граф:
   «... — Лео, ты заслужил сигару.
         — Вот как? А я думал, что много курить вредно.
         — Сигареты, Лео, сигареты!..
»

Мозер:
   «... — Штоки, вот что я тебе скажу: ты от нас не избавишься, потому что ты, во-первых,
         плохой полицейский, и, во-вторых, ты наш друг...
»

Третий сезон

«Смертельные гонки»

Мозер / эксперт-баллистик:
   «... — Короче говоря, это надолго.
         — А длиннее говоря, очень надолго...
»

Хёллерер, Бёк и Мозер:
   «... — Кстати, как ты думаешь, наш новый коллега любит булочки с колбасой?
         — Конечно!
         — Тогда я знаю, кто будет приносить нам по четыре булки в день...
»

«Город в страхе»

БёкРексу:
   «... — А теперь принеси собачку. Если можно, с энтузиазмом...»

МозерБёку:
   «... — Бёк, тебе придётся привыкнуть к тому, что он умнее тебя....»

Мозер / Бёк:
   «... — Проверь, нет ли там на дне маленькой дырочки.
         — А ты проверил?
         — Конечно. Но только до того как открыл...
»

Бёк / Мозер:
   «... — Это невероятно. Как Рекс узнаёт, что в банке?
         — Он просто читает, что там написано...
»

Бёк / Мозер:
   «... — Как я его упустил... Если бы мы знали, куда он приведёт Вайса...
         мы бы оцепили весь торговый центр!
         — Успокойся, Бёк, успокойся. Забудь и не думай об этом, а то умрёшь от язвы желудка...
»

«Смерть в музее»

Бёк / Мозер:
   «... — А где Рекс?
         — В машине. Животных в музей не пускают. Их здесь и так много
...»

Мозер / Граф:
   «... — Спасибо, Лео, ты мне очень помог.
         — Не за что. Как врач, я обязан помогать людям
...»

Мозер / фрау Августин:
   «... — Раньше я тоже хотел стать фотографом.
         — Да? И почему не стали?
         — Не знаю.
         — Зато вы стали полицейским.
         — Случайно
...»

Мозер:
   «... — Рекс, сейчас мне некогда с тобой гулять. Эй, кто позволил тебе таскать моё пальто
         по полу? Ну-ка неси его сюда. Ну посмотри. Посмотри, что ты наделал.
         Вычту из твоих карманных денег
...»

«Убийственная страсть»

Макс Кох, Мозер и Хёллерер:
   «... — Кстати, об автоматах. У нас был один интересный случай. Сумасшедший грабитель
         ворвался с автоматом в отделение банка, стал стрелять в воздух, потом прихватил
         полмиллиона и бросился бежать. И вот когда он побежал...
         — Кроме автомата ничего интересно в этом нет.
         — Подожди, сейчас поймёшь. Когда он подбежал к своей машине, то заметил, что машина
         закрыта, а ключи внутри. Тогда он взял автомат, выстрелил в стекло, запрыгнул в
         машину и был таков.
         — Видимо, торопился.
         — Как раз об этом и история. Чемодан с украденными деньгами он поставил рядом с машиной,
         а потом забыл про него и уехал. Смешно, правда?
         — Его фамилия случайно не Штокингер?
..»

«Тайна Анны»

Ночь, анатомичка, доктор Граф и судмедэксперт:
   «... — Войдите.
         — Извините, у вас горит свет.
         — У меня всегда горит свет, я люблю работать по ночам. Ночью мне никто не мешает.
         — Я вынужден вам помешать
...»

Хёллерер:
   «... — Извини, Рихард, но я ничего не могу с собой поделать. В моём животе как будто
         кто-то сидит и требует добавки
...»

Хёллерер / Мозер:
   «... — Да, Рекс, я знал, что пищу придётся отрабатывать.
         — Тебе полезно подвигаться
...»

Звонок доктора Графа, Мозер:
   «... — Лео, ты знаешь который час? Нет? Я так и думал...»

Мозер / Хёллерер:
   «... — Молодцы. Вы мне дорого обходитесь. На другое фантазии не хватило?
         — Ты оставишь меня без сладкого?
..»

Хёллерер / Бёк:
   «... — Нет-нет-нет, ты свою уже съел. Положи булочку Рихарда к нему на стол, голубчик.
         — Вернувшись с похорон, есть он, наверное, не захочет.
         — Да, ему будет так плохо, что он ничего проглотить не сможет.
         — А эти булочки черствеют прямо на глазах. Раз Рихард не захочет есть… то почему бы
         этого не сделать мне... Не успел!
         — Все продукты со стола Рихарда в подобных случаях принадлежат Рексу
...»

«Кукольный убийца»

Граф / Мозер:
   «... — Ну что? Что у вас стряслось?
         — Женский труп, возраст приблизительно 25 лет. Убита была не здесь.
         — Что ещё?
         — Трупное окоченение ярко выражено, трупные пятна при нажатии не исчезают.
         Думаю, смерть наступила от 12 до 14 часов назад.
         — Неплохо. А может, скажешь, от чего она умерла?
         — Её задушили. Вокруг шеи горизонтальные следы от верёвки, характерные кровоподтёки.
         — Невероятно! Стоит опоздать на 10 минут, и вся работа за тебя уже сделана.
         Какова же причина смерти, коллега?
         — Смерть наступила в результате сдавливания сонных артерий.
         — Знаешь, Рихард. Иногда я жалею о том, что научил тебя всему этому. Может, ты уже
         измерил и температуру трупа?
         — Нет, это я предоставляю тебе. Но при такой температуре воздуха тело остывало
         примерно на один градус в час после наступления смерти.
         — Надо же, ты действительно знаешь всё. Выведи меня из этого лабиринта.
         Для чего я вообще сюда пришёл?
..»

«Под гипнозом»

доктор Граф / Мозер:
   «... — Я исследовал их кровь, результат один и тот же — никаких следов наркотиков, очень
         слабое содержание алкоголя, нет ничего что могло бы вызвать помутнение рассудка. Ничего.
         — Объясни, почему она ничего не помнит?
         — Возможно, шок. Возможно, самоубийство. Возможно, обнаружение трупа.
         — Мне кажется, она не лжет. Может стоит поговорить с психиатром?
         — Прекрасная мысль, Рихард. Душа — бескрайний материк...
»

Мозер / психиатр:
   «... — А могла фрау Фридль совершить убийство под влиянием гипноза сама об этом не зная?
         — Душа — бескрайний материк
         — Об этом я уже слышал...
»

«В поисках убитой»

Почтальон / Мозер:
   «... — Калитка была открыта, иначе бы я подождал снаружи.
         — Это не помогло бы. Когда приносят письма, он прыгает через ограду.
         В последнее время он в игривом настроении.
         — Да, я заметил
...»

«От чего умер Ромео?»

Мозер / пожарный инспектор:
   «... — Вы лжете. Двое рабочих сцены сказали что во время убийства вы звонили,
         значит на месте вас не было. Это так?
         — Они ошибаются. Они меня перепутали с кем-нибудь из моих коллег.
         — Ваши коллеги были слева и справа от сцены, так что не лгите. Или у вас будут
         большие неприятности.
         — Да, я звонил, и-из буфета...
         — Наконец-то.
         — Я не признавался, потому что боялся потерять работу.
         — Я из полиции, а не из пожарной охраны. С кем вы разговаривали?
         — С женой. Три дня назад у нас родился ребенок.
         — Поздравляю. А вчера и позавчера вы тоже звонили во время работы?
         — Да.
         — А давали «Ромео и Джульетту»?
         — Да.
         — Вы звонили каждый день
         — ...
         — Преступник воспользовался этим. Он следил за вами.
         — Проклятье!..
»

Мозер / пожарный инспектор:
   «... — И кто же это, Ромео или Джульетта?
         — Что?
         — Родился мальчик или девочка?
         — Мальчик... Рихард.
         — Спасибо, можете идти...
»

Мозер / Бёк:
   «... — Что это такое, Бёк?
         — Булочка с паштетом и сыром
         — Бёк...
         — Попробуй найти найти булочку с колбасой в два часа ночи! Я обошел три магазина...
»

Рихард Мозер:
   «... — Какая-то новая игра. Оба чёрных слона на белом поле...»

Мозер / Бёк:
   «... — Ты узнал что-нибудь о моей машине?
         — Да. Хорошая новость: её доставят к твоему дому. А плохая: это займёт пару дней.
         — Зато эвакуируют они очень быстро...
»

«Четвероногий ангел»

«Убийство в ресторане»

«Кроваво-красные розы»

Четвертый сезон

«Заживо погребённая»

«Смерть школьника»

«Смертельный план»

Граф:
   «... — По статистике, 99% самоубийц, собирающихся выброситься из окна,
         перед прыжком снимают очки, чтобы не пораниться
...»

«Смерть Мозера»

«Новенький»

ГрафАлексу:
   «... — Вам нужно переодеться в сухое. В своей диссертации
         я описал переохлаждение со смертельным исходом
...»

«Человек с тысячью лиц»

Алекс, Бёк и Хэлл:
   «... — Ну и как настроение? Мы ведь хотели закончить пораньше и пойти пить пиво.
         — Да!
         — Значит, закончим. И никто нас не остановит.
         — Хорошо, тогда пошли.
         ...звонок телефона...
         — *в трубку* Хёллерер... да... выезжаем.
         *коллегам* К сожалению с пивом придется подождать. Ограбление и убийство в пятом районе...
»

Брандтнер / Бёк:
   «... — Рекс, посиди здесь. Тебе ведь еще нет восемнадцати.
         — Восемнадцать собачьих лет это сколько же человечьих?
         — Очень много. Больше сотни.
         — В таком возрасте ему уже будет не до стрип шоу...
»

Бёк, сотрудница стрип-шоу и Брандтнер:
   «... — Есть тут кто?
         — Сейчас иду. Вам разменять?
         — Что разменять?
         — Чтобы посмотреть шоу, надо опустить мелочь в автомат.
         — Ты... здесь уже был?
         — По долгу службы...
»

Хэлл, Алекс и Бёк:
   «... — Ну что, как успехи? Грабитель за решеткой?
         — Если бы... Мы только знаем что после ограбления он зашёл в стрип-шоу.
         — Неплохое, кстати, укрытие, там можно спокойно пересидеть облаву.
         — Вообще-то да. Но, похоже, он там долго не задержался: полицейский наряд ворвался туда
         через 15 минут после ограбления, но его там уже не было. Вот так-то, ребята.
         — Значит он туда и не заходил.
         — Там запросто можно запереться в кабинке.
         — Да-а?
         — Кристиан там уже и раньше бывал.
         — Исключительно по долгу службы.
         — И когда это ты по долгу службы был в стрип-шоу?
         — Я тогда в другом отделе работал.
         — Ах, вот оно что...
»

Брандтнер / Бёк, Бёк прибивает булочку с колбасой к столу гвоздем-соткой:
   «... — Кристиан! Кристиа-ан! Ты уже и на стройке «по долгу службы» побывал?
         — Хочешь съесть булочку позже — сделай её рексозащитной...
»

«Заговор»

Аренс, Курц и Станок:
   «... — Он как обычно записался на стрельбу по тарелочкам. Лучшего случая у нас не будет.
         — Неужели нельзя решить дело как-нибудь иначе?
         — У тебя есть предложения? Он слишком далеко зашел.
         — Он уже там.
         — По нему можно проверять часы.
         — Кто пойдет?
...»

Хёллерер / Бёк:
   «... — Так, простые булочки с колбасой вас уже не устраивают.
         — Должно же быть какое-то разнообразие.
         — Разнообразие, лучше бы купил пару яблок или кисть винограда.
         — Ты любишь виноград?
         — Да очень, когда он выжат и по вкусу как Бордо
...»

Брандтнер, Хёллерер и Бёк. Рекс подкладывает собачье печенье в булочку Кристиану:
   «... — Так гораздо лучше
         — Он обладает и вкусом и талантом.
         — Кто обладает?
         — Рекс.
         — Рекс!
...
Рекс лает, Бёк:
   ... — Он — творческая личность....»

Брандтнер / Бёк:
   «... — Еще один свежий след.
         — Если убийца здесь вышел, то должен был пересечь поле.
         — А это было бы довольно рискованно, ведь его могли заметить игроки.
         — Может он тоже оделся как игрок в гольф.
         — А может как садовник или как зритель
...»

Бёк / Брандтнер:
   «... — Ты играешь в гольф?
         — Нет, знаю только что если вырвешь клюшкой из земли клочек дерна надо положить
             его обратно, а ты?
         — Я как минимум знаю как держать клюшку, в детстве я много играл в мини-гольф
...»

«Губительная страсть»

Кристиан Бёк / Хёллерер:
   «... — Сорок восемь подружек...
         — Бек, что бы ты стал делать с таким количеством женщин?
         — Я бы что-нибудь придумал
...»

«Украденное счастье»

«Месть»

«Подглядывающий»

«Последний матч»

«Опасное задание»

Пятый сезон

«Убийства по списку»

Граф:
   «... — Мой дорогой господин Брандтнер, старинная мудрость венских медиков гласит: хирург
         знает всё, но ничего не может; терапевт всё может, но ничего не знает, и только
         патологоанатом знает и может всё. Но только это уже слишком поздно
...»

«Страшная правда»

«Священник в опасности»

«Неудачник»

Брандтнер / Бёк:
   «... — Не боишься высоты?
         — Нет.
         — У тебя не кружится голова?
         — Нет. А почему Хэлл не летит с нами?
         — Не хочет. Упасть боится. Но, Кристиан, не волнуйся, воздушные шары
         относительно редко разбиваются.
         — Что значит относительно?!
...»

Брандтнер / Бёк:
   «... — Кристиан, куда ты смотришь?
         — На ботинки.
         — Если тебе плохо, зафиксируй горизонт: так делают моряки. Просто смотри вдаль.
         — Хорошо, попробую смотреть на Будапешт
...»

«Обманчивая близость»

«Рекс мстит»

«Слепая ярость»

«Отравляющий газ»

«Смертельная тайна»

«Завещание»

«Игрушка-убийца»

«Травля»

«Сиси»

Шестой сезон

Седьмой сезон

«В последнюю секунду»

Кристиан Бёк / Фриц Кунц:
   «... — Свидетель сказал: "там сбросили под поезд человека".
         — Значит он находился где-то сям.
         — Как это "сям"?
         — Если говорится "там" и "сям", значит "сям" противоположно слову "там". Свидетель
         находился там, где его не было официально.
         — Где-нибудь там?
         — Сям! Для него "там" — здесь, а для нас "сям" — это там! Впрочем, вряд ли там кто-нибудь
         признается, что из его квартиры кто-то звонил ночью.
         — Почему ты сказал "там", если для нас это "сям"?
         — Потому что здесь — "там", а там — "сям"!
         — Значит, мы пойдём в направлении "там".
         — Нет, мы пойдём в направлении "сям"!
...»